Улыбка Фортуны

Пережив неудачу на любовном фронте, мы с завидной настойчивостью убеждаем себя в том, что наше счастье заснуло летаргическим сном. Хотя, на самом деле, оно бодрствует и даже изо всех сил подмигивает нам.

Земля из-под ног

Принцесса Дурандот — это я, наступившая, нет, даже с разбегу запрыгнувшая на те же грабли. Казалось, чего тут мудрствовать лукаво: изменил — предан остракизму. Так нет же. Стоило сему огрызку счастья объявиться — и нате!

Злополучное зерно когда-то буйного цветника чувств — с за считанные секунды проросло спринтером-бамбуком под два метра. Всплеск гормонов состоялся, как и повторное объяснение в вечной (ха-ха три раза) любви. В итоге он снова уехал обучаться премудростям навигации, а я — дважды влюблённая — осталась ждать телефонных звонков, а также визитов будущего капитана.

А ведь он наверняка был уверен, что я из гордости ни за что не позвоню сама, хотя и оставил «вверительный» номер для пущей вроде как убедительности. У меня не было и тени подозрения, что этот набор цифр чреват подвохом. но на другом конце провода ответила грустным голосом молодая особа женского пола: «Он здесь больше не живёт. И не звоните сюда. Даже по его просьбе».

Нужна точка опоры

После той «горячей линии» я ещё долго пыталась представить себе эту девушку: наверняка моложе меня, стройная, большеглазая, вот с та-а-кой грудью и собственной квартирой в областном городе. А что я. Хотя и красный диплом, а все равно — провинциальная училка. «Гуд морнинг, чича!».

Ещё какое-то время я не могла смотреть на себя в зеркало, потом жутко злилась за совершенные глупости, затем попыталась «гореть» на работе, но. Безумные педсоветы, репетиторство и прочие удовольствия некредитоспособной во всех смыслах жизни навели меня на решительную мысль. Точнее, две. Первая: а гори оно все синим пламенем! Вторая: а не сменить ли мне вектор? Его Величество Случай подбросил проспект с перечнем ведущих вузов — и вот я еду за тысячу километров от дома на собеседование — заполучать второе «верхнее». Мне нужна серьёзная карьера, такая, чтобы мужчины обращались ко мне на «вы» и шёпотом. Проделкам любовной химии — объявляю мораторий!

Любовь нечаянно нагрянет

Поезд. Вагон. До отправления — сорок минут. Вещи разложены, в руках — толстенный учебник. В общем, сижу, медитирую, когда за спиной раздался женский смех, за ним — мужские голоса. Двое парней и две барышни, суетясь, раскладывают вещи. Точнее, девушки суетились, а высокий молодой человек в полосатой футболке умело расставлял поклажу, не позволяя спутницам-хохотушкам поднимать тяжести.
Я поздоровалась и случайно встретилась взглядом с заботливым «полосатиком». В висках застучали молоточки, а внизу живота сразу стало горячо. «СТОП! — прокричал мой внутренний голос. — Наслаждайся вокзальным пейзажем. Вон люди бегут, волочат необъятные сумищи. Эта парочка прощающихся когда-нибудь нацелуется?. Интересно, какую из пигалиц сопровождает «полосатик»?». Я упорно пялилась в окно, когда высокий незнакомец присел рядом и протянул мне руку.

— Меня зовут Кирилл. А эта громогласная компания — мои сокурсники.
— Очень приятно, Катя. (Удивительно, он чем-то похож на моего папу.).
— Кстати, — вмешались в наше знакомство сокурсники, — нас четверо, а мест — всего три. Кому-то из квартета придётся ночевать в соседнем купе.
— Я отсюда никуда не уйду, но беспрекословно помогу устроиться, — уверенно произнёс Кирилл, а я буквально вспыхнула от всплеска радости.

Только вот всё-таки пока не поняла, кто из этих пигалиц — пассия Кирилла? И вообще, какого рожна я так опрометчиво оживилась, распустила сердечные пузыри? Любая вменяемая женщина скажет, что вагонное знакомство — это моветон. И не исключено, что «полосатик” — типичный пройдоха, западает на любую новую особь женского пола в радиусе вытянутой руки.

— Катя, а можно я вас вкуснейшим чаем угощу? — прервал мой поток сознания всё тот же Кирилл. Ума не приложу, как он выпросил у сварливых проводниц посуду, но через пять минут я наслаждалась свежезаваренным цейлонским. Потом были вкусный пряник на чистой салфетке, белый тюльпан, каким-то чудом купленный Кириллом во время ночной стоянки, длиннющий диалог и короткий сон вдвоём на узкой вагонной полке. Помню, как тесно прижалась к Кирюше и уткнулась носом во впадинку за его ухом. Кожа пахла чем-то вкусным и родным — очень напоминающим корицу, которой мама посыпает мои любимые булочки.

Кириллу стало щекотно от моего дыхания, он повернулся лицом.
— Ты выйдешь за меня замуж? — прошептал Кирилл совсем без улыбки.
— Умалишённым по закону запрещено вступать в брак, — отшутилась я.
— Нет, я совершенно серьёзно. Пообещай, просто скажи «да».
Мы сходили с ума от нахлынувшего желания, но всего лишь неслышно и стыдливо касались друг друга губами.

Утро наступило молниеносно быстро. И вот уже станция прибытия оглашена зычным голосом проводницы. Мне — на собеседование, Кириллу — в общежитие и на пары. Мы второпях назначаем место дебютного свидания.

— Катюша, встречаемся около танков! Как договорились, в четыре!
— Понято, родной. После собеседования я пулей к орудиям.

Неудачницам тоже везёт

Свидание не состоялось. Я ИСПУГАЛАСЬ. Что все повторится. И снова будет больно. Устроила желаниям «прокрустово ложе», хотя всеми фибрами желала хоть на долю секунды оказаться там, около трофейных громадин.

«Много счастья вредно для здоровья. Попробовала кусочек кайфа — и хватит. Неужели ты и вправду подумала, что он в тебя влюбился. Ха, замуж он ей предложил! Мама бы оценила такой форс-мажор: «Замкнуло мозги на икроножную или, того хуже, ягодичную мышцу». Да у него наверняка «невест» — в базарный день рупь ведро! К тому же ты старше его. Это что же, наша песня хороша, начинай сначала? НЕ ХОЧУ!!!
Четыре дня собеседования прошли как в горячке. Наконец-то пятница доползла до календарного листа.

Сегодня домой. До отправления минуты четыре, а до вагона наверняка придётся прилично идти. Ну вот, номер семь, следовательно, следующий мой.

ОН! Кирилл шёл, нет, он бежал вприпрыжку ко мне навстречу!

— Катюша-а-а! Слава богу! Ещё минута — и я бы ушёл! Быстро назови свой телефон, адрес и фамилию. Ты слышишь! Я тебя вчера прождал около танков до полуночи, а сегодня весь день терроризировал ваши деканаты, но никто не смог отыскать «Катю из Одессы».

Закон случая

Что было дальше? Ещё год мы засыпали друг друга письмами, звонками. Помню эти безумные встречи вперемежку с зачётами и экзаменами.

А потом Кирилл приехал ко мне!
Не знаю, как бы сложилась жизнь, если бы я тогда, в поезде, не проговорилась случайно о дате своего отъезда. Даже страшно об этом думать. А дабы отогнать хмурые мысли, я воспользуюсь спасительным рецептом: сейчас прикорну к любимой ароматной впадинке за ухом моего сладко посапывающего Кирюши.

Кстати, булочки с корицей я теперь люблю ещё сильнее и часто угощаю ими своих коллег в адвокатской конторе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.